О РЕПТИЛЬНОЙ ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА

i-tre-cervelliСегодня как никогда человечество стоит перед новыми вызовами. Смена социально-экономической формации сопровождается сломом общечеловеческих ценностей и усугубляется риском экологической катастрофы. Но главный вызов для человечества – это сам человек. Смотрясь в зеркало, он видит свою цивилизованную оболочку, наряженную в бутиковые вещи. Но какова его внутренняя суть?

 


 

Время кризисов – это время главным образом людей-рептилий, гомозавров. Это – не метафора, а фиксация реальности, связанная с исторической структурой человеческого мозга.

 

Согласно Полу Маклину, морфологически самая старая часть мозга – Р-комплекс (рептильный мозг), доставшийся нам с наследство от рептилий – первых существ, у которых количество информации в мозгу превышает количество таковой в генах. Следующая эволюционная система, наслаивающаяся на рептильный мозг и заключающая его в себя по принципу матрёшки, – лимбический мозг, он является достижением млекопитающих. И, наконец, неокортекс – новая кора, являющаяся человеческим, «слишком человеческим», вкладом. Между тремя мозговыми структурами существует некое разделение труда. Неокортекс отвечает за специфически человеческие (волевые, целеполагающие) усилия, включая использование знаков, предвидение событий, сопереживание и ряд других функций. Лимбическая система, в глубине которой находится гипофиз, генерирует яркие эмоции, связанные с радостью открытия нового (творчество), с эстетическим восприятием мира, с альтруистическим поведением, восприятием вкуса, творчеством. Наконец, рептильный мозг играет важную роль в агрессивном, ритуальном и территориальном поведении, в установлении групповой иерархии, в том числе через половое поведение (контроль над самками, управление доступом к ним) и контроль над территорией. Здесь нет обратных связей, чаще всего имеет место бесстрастное осуществление любого поведения, диктуемого либо одним из полушарий, либо генами, инстинктами.

 

Разумеется, нет таких людей, у которых действовал бы только один из трёх мозгов – работают все, но с разной силой, а потому соотношение мозгов, их иерархия-субординация у разных людей разная. Люди с доминированием Р-комплекса – гомозавры.

 

Одна из главных задач социальной системы – обеспечить «неокортексное» поведение человеческих особей и проконтролировать, чтобы в социаальные отношения, особенно производственные, не прорвалось социальное поведение рептильного типа в его чистом, непосредственно-природном виде. Тогда внешне, казалось бы, приличные люди превращаются в жестоких эксплуататоров с повадками рабовладельцев и палачей. В нормальные эпохи общество в целом справляется с этой задачей. Однако в эпохи кризисов и революций, когда «век вывихнут», а нормы и институты ломаются, происходит прорыв рептильного типа, его массовый выход на историческую сцену – привет из палеозоя.
Хищники разного калибра, сволочь в строгом смысле этого слова, – вот ударная сила любой революции, любого кризиса. В послекризисные эпохи значительную часть гомозавров отстреливают, им на смену приходят хищники помельче – воры (яркие примеры – Директория во Франции, послесталинская вороватая номенклатура в СССР), социальная жизнь становится менее опасной и более системной и ограничивает рептильное поведение.

 

Глобальный кризис, в который вползает мировая капсистема, вызовет глобальный выброс гомозавров с их биологией и зоосоциальностью на всех уровнях – сверху донизу – и резко увеличит их роль, а, следовательно, роль биосоциальности в социальных процессах. Многие черты этого процесса уже видны по изменившемуся экстерьеру киногероев (привет из каменного века), рекламе демонстративно асоциального поведения на ТВ, агрессивным формам гомосексуализма и феминизма.

 

Поэтому, глобальный кризис вполне может поставить на повестку дня вопрос о роде Homo. Поскольку кризис будет протекать в условиях борьбы растущего населения за уменьшающиеся ресурсы (в том числе продовольствие и воду), в его условиях встанет вопрос о сокращении численности населения – вопрос если не биосоциальный, то социобиологический. Homo уже проходил это во время верхнепалеолитического кризиса и «прошёл» (с огромными потерями) за 15–20 тыс. лет. Тогда, однако, кризис носил суммарно-локальный, а не глобальный характер; не было единого планетарного человечества; Земля не была напичкана атомными станциями, предприятиями с вредным производством, ядерным, биологическим, химическим и иным оружием. Впрочем, как показывает пример хуту и тутси, региональный геноцид вполне можно устроить с помощью обычного оружия, вооружив АКМами 12–14-летних детей.

 

Финал глобального кризиса капитализма (особенно в условиях прогнозируемого геологами на вторую половину XXI в. усиления геологической активности, вероятности изменения наклона земной оси, наступления нового ледникового периода, только теперь уже не малого, и т.п.) вообще может оказаться схваткой Homo и биосферы, а внутри самого Homo – Homo sapiens и Homo robustus – по принципу «кто кого». Для того чтобы пройти кризис, нужна принципиально новая философия отношений с природой. Мы должны заново осмыслить, а не просто переосмыслить (unthink, а не rethink) не только геокультуру Просвещения, но также античную философию и христианство со средневековой теологией вкупе. Но, кто из политических элит нашего времени способен осмыслить и приложить к современным реалиям опыт интеллектуальных и политических ошибок исторического развития за последние 25 веков? Политическая истерия говорит только о беспомощности и безумии правящего класса перед лицом надвигающихся перемен.

 

Человечество пережило не одно увещевание о конце света, переживет и это. Но события на востоке Украины показали, как человек при первой возможности перестает быть человеком по сути, и наружу выходит гомозавр. «Патриотическое» правительство только прячет за маской патриотизма свой животный цинизм, алчность и жестокость. И это не недоразумение в отдельно взятой стране, это состояние всей цивилизации. И ни одна из организованных религий еще не проявила ту мощь божественной благодати, которая способна усмирить в человеке рептильную природу. Решением в такие времена является боговдохновленный монарх, который своей волей и решимостью способен усмирить человекоподобную стаю. Но таких монархов легко спутать с диктаторами – тот же гомозавр, наделенный безмерной властью. Это отдельная тема – сложная, но актуальная. А пока каждому человеку предстоит сделать непростой выбор – остаться человеком. И готовить себя к этому надо сейчас.

 

(по материалу Андрея Фурсова)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *