СИМВОЛИЗМ ВРЕМЕНИ. О дарвинах

neizvestnij_ispolnitel_super_pozdravlenie_s_novim_godomВот мы и прощаемся с 2016 годом. Он прошел под символом обезьяны. Вместе с ним уходит американский      президент внешне похожий на обезьяну. Его политика обезьяньей демократии оставляет после него полымя войн, терроризма, миграции, экономической нестабильности. Однажды в Индии мы не закрыли дверь, и в комнату заскочила обезьяна. Она выпотрошила все сумки, порвала вещи, нагадила и украла продукты. То же самое происходит с теми странами, которые не закрывают двери перед «американской демократией».

 

rossiyskie-rezervnye-fondy-odni-iz-krupneyshih-v-mire-gde-klochya-g-n-obama-novosti-dnya_2

Вместе с 2016 годом уходят иллюзии украинской революции. Иллюзии того, что майданутые бандерлоги и американские демократы создадут великий украинский рай. Они создали его, но под свои обезьяньи инстинкты. В экономике, политике, государственности, социальных обязательствах они ведут себя как стая обезьян. Вожак Байден спускается с пальмы, чухает лапой между ног, и вся бандеровская братия виляет перед ним красными задницами.

 

2fc1e913517d76cff2c699e0e546cef4

Обезьяна зависима от вожака, сама по себе трусливая, наглая в стае, всегда ищет что украсть. УКРОП – от слова «украсть». УКРал и ОП – шухер.

 

Но заканчивается время обезьян.

 

В Америке к власти пришел петушиный Трамп — такой себе «петушок – золотой гребешок». Он уже «клюнул в глаз» обезьяну-Клинтон. Вся её стая  — педарасты, негры-наркоманы, воинствующие обезьяны Пентагона, производители ГМО, финансовые спекулянты – все завизжали от несправедливости. Теперь в лесу обезьяны НЕ главные. Украинская стая жалобно заскулила. Пугливо хрюкнули Гройсман и Порошенко – в Индии свиньи с обезьяны кормятся с одного мусорника. Что теперь с ними будет? И в какое место клюнет жаренный петух?

 

0b7ca54f17876aa2a49a4408a8cb04b3

 

Мы живем в интересное время. Вроде бы XXI век, серьезные люди, большая политика, Белые Дома, Гарвард, биржи – а как были животными, так ими и остались.

 

Я желаю ВСЕМ, чтобы мы даже не допускали мысль, что животные могут нами править. Чтобы мы ориентировались на божественные и общечеловеческие ценности. И сами «завоевывали» своё здоровье и благополучие, сами любили и были счастливы.

************************************************

Далее из книги Сергея Алексеева «Сокровища Валькирии». Этот фрагмент многое объясняет в природе человеческого общества:

 

«— Подобные опыты были, — тяжко вздохнул академик, уклоняясь от блестящего взора. — Двести лет назад такие же романтики бросились за океан, в Америку. Но за ними ринулись полчища летариев… — преступников, человеческого отребья, и Новый Свет превратился в мусорную свалку. Полюбуйтесь теперь на страну счастья, подумайте, на чём она стоит… И так было всякий раз, как только открывали на земле неизвестный материк или остров.

— Как странно! — очарованно произнёс Опарин. — Никогда не рассматривал Америку, как Беловодье…

 

1457468193_chto-tam-est-v-amerike-53

— А её и нельзя так рассматривать. Искали-то Индию, а открыли… ещё одну землю обетованную для рабов и сброда. Европа очистилась от грязи, и до середины прошлого века был относительный покой. Нет худа без добра…

— Нет — вы знаете… Я же чувствую!.. Знаете и не хотите сказать. Она же существует, родина человечества?

— Вероятно, где-то существует. Иначе бы люди не искали.

— Но где? Где родился человек?

— Говорят, в Африке, — попытался уклониться Насадный. — От обезьяны, в процессе эволюции. Почитайте Дарвина, и всё станет понятно.

— Думаете, не читал?.. Вы же сами не верите в это! Его больной взор сиял, дыхание стало отрывистым и поверхностным.

— О каком человеке вы говорите? — мрачно спросил академик. …….

Опарин улавливал недосказанность, полагал, что академик повязан какой-то клятвой и потому молчит. В общем-то, и правильно делает, поскольку приобщённый к существу вопроса человек и так всё поймет.

— Я заселю этот город! — пообещал он. — Продолжу ваше дело. И если есть желание, приезжайте. Там вы будете счастливы.

— Безумец! Ваша община, ваше Беловодье немедленно окажется под властью дарвинов! И вы тоже…

— Под властью кого? — переспросил Опарин.

— Людей, которые живут на свете всего один раз, — поняв, что затронул ненужную тему, уклонился собеседник.

Однако, от проницательного журналистского ума уклониться было невозможно. Он нащупал жилу, ключ к разгадке знаний академика.

— Кто такие дарвины? Последователи известной теории?

— В какой-то степени, да…

— А если быть точнее?

— Вы что, следователь?

— Нет, я журналист!

— Не вижу большого отличия, — пробурчал академик. — Журналисты обслуживают власть. А всякая власть сейчас принадлежит летариям…

— А это, кто такие?

— Дарвины…

— Я не обслуживаю власть! И никогда не обслуживал! — с гордостью сказал Опарин. — Всегда стоял к ней в оппозиции и делал это интуитивно,

— Хотелось бы верить, — проговорил Насадный, глядя куда-то мимо. — Впрочем, да иначе не мечтали бы о Беловодье…

— Если этим дарвинам принадлежит власть, значит, они деятельные, предприимчивые люди?

— Да, этого у них не отнимешь. И жить торопятся, и чувствовать спешат… Потому что срок отмерен — душа умирает с телом.

— Ну, ну! — поторопил Опарин, сдерживая трепет собственной души. — Продолжайте! Они такие же люди, как все? Или есть какие-то приметы, отличия?

— Сейчас они очень похожи на людей, — не сразу вымолвил Насадный. — Практически такие же, хотя мы их очень точно чувствуем, узнаём и редко ошибаемся.

 

Они живут срfoto-foto-wallpaper-pemain-mahabharata-14еди нас и давно смешались с нами, однако, это лишь видимость — настоящего смешения нет и быть не может. Поскольку у них совершенно другая природа, чем у всего остального человечества.

 

— Другая природа? Что это значит? Они что, пришельцы из космоса?

Академик усмехнулся и встал, отчего Опарин почувствовал себя наивным юнцом и решил молчать.

— В том-то и дело, что они земные, и, можно сказать, из земли пришли, — почему-то устало произнёс искатель звёздных ран. — Но произошли от приматов.

Это ракшасы, потомки Пуластьи. Так их называют в Махабхарате. Правда, о происхождении у них на лбу не написано. Когда стреляли жёлтыми стрелами с отравленными наконечниками, ещё были не людьми, а просто воинствующими дикими существами. И очень легко узнавались.

Потом они отличались тем, что изобрели способ обогащения, прежде немыслимый, — давать деньги в рост. Впрочем, они отличимы и сегодня, и не обязательно опытным глазом, поскольку остаются такими же воинственными, беспощадными и по-прежнему занимаются древним промыслом — дают деньги в кредит под проценты.

 

original

Деньги зарабатывают деньги… И ещё, полное отсутствие совести. К сожалению, это — участь всех, кто живёт в первый и последний раз. Они чувствуют свой короткий век, и потому, как комары, надоедливы и очень больно жалят. Отсюда их стремление управлять, властвовать, накапливать состояния…

Они проникли всюду, потому что имеют более высокий социальный потенциал, как все, живущие лишь единожды. Большинство государств — увы! — находятся под их управлением и Россия в том числе.

 

original-1

 

И в каждом из нас теперь сидит маленький дарвин, эдакая симпатичная мартышка с хорошо развитым жевательным аппаратом. В одном человеке она жива и активна, в другом дремлет, но можно разбудить её в любой момент…

Вам не приходило в голову, отчего добропорядочные люди иногда идут на обман, подлость или преступление?

— Постойте, — вдруг спохватился Опарин. — Значит, Дарвин написал об их эволюции?

— Дарвин был сам из породы дарвинов. И поведал миру, как появились его соплеменники. Он и термин этот, как бы утвердил: раньше их называли летариями.

Опарин слушал его с клокочущим сердцем и дыханием, однако, вскормленный за много лет журналистской практики тайный червь сомнения то и дело норовил выползти наружу и принять позу кобры.

— А другие люди?.. Нет! В то время уже был человек разумный? — спросил он страстно.

— Конечно, был. Иначе, как бы мы узнали об этом? Летарии разнесли и утвердили мысль о смертности человека, — продолжал академик, находясь в состоянии глубокой задумчивости. — От них пошла ложная аксиома, дескать, что из земли пришло, в землю и уйдёт, — ведь гои предавали мёртвое тело огню, тогда, как дарвины, прежде съедавшие своих покойников, стали закапывать их в землю.

— Кто такие гои?

— Люди Звёздной Раны, имеющие божественное начало.

— Всё равно не понимаю! — чуть ли не закричал от досады Сергей Опарин. — Это фашистская теория — делить людей по сортам!

— А разве вы не делите их в обыденной жизни? Хотя бы по признаку наличия совести?

151556-7

— Да-да, — признался он, смущённый. — Это я понимаю…

— Дарвины придумывают законы, то есть, определяют правила игры, условия, чтобы не пожирать друг друга. И всё равно поедают своих соплеменников, потому что невозможно создать заповедей выше, чем законы совести.

Их влияние очень сильно и воздействует незаметно. В один прекрасный момент вдруг обнаруживаешь, что у тебя, вместо чувств, начинают появляться страсти. Вы разделяете эти понятия — чувства и страсти?

Можете себе представить, что будет, если произойдёт полная подмена? Человек обретает демоническое начало.

— Почему-то никогда ничего об этом не слышал, — признался Опарин. — Но всё время верил, что произошел не от обезьяны.

— И не услышите… И не вздумайте писать! Вас немедленно объявят фашиствующим журналистом.

— Какой смысл цивилизованному Дарвину воспевать эволюцию человека из обезьяны? Когда по логике вещей он должен всячески это скрывать?

— Была цель — низвергнуть гоев, — невозмутимо, как перед студентом, стал излагать Насадный. — Приземлить божественную природу той части человечества, которая всегда довлела над обезьяньей природой дарвинов, стереть разделяющие грани материалистической теорией эволюции.

В прошлом веке тоскующий разум человека был падок на новомодные и оригинальные теории. Но всё началось много раньше, и основоположником был известный вам Аристотель.

Он вскормил и послал Александра Македонского в его знаменитый поход с единственной целью — уничтожить все древнейшие памятники истории существования человека благородного.

8qxivzeh8aw

Так была сожжена Авеста, подобная участь ожидала и Индийские Веды, если бы против этого не восстала его армия. Поистине великий полководец, гой из царского рода, прозрел, когда уже было поздно. Его умертвил посланник Аристотеля.

А из его учения выползли все самые мерзкие теории, в том числе дарвинский марксизм. Но как бы они ни старались, стереть эту грань невозможно лишь по одной причине: дарвины живут на свете всего один раз, тогда как гои, имея другую природу, — по сути, вечно.

Отсюда и возникает зримый отличительный признак — иные мироощущение, совесть, отношение к власти, к жизненным ценностям. Кто живёт в материальном мире, тот может объяснить всё, но это ещё не значит найти истину. …»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *